Готова ли Россия снижать выбросы парниковых газов?

Экспертное сообщество пребывает в недоумении и ждет принятия государством нового документа о соблюдении Россией условий Парижского соглашения. Сегодня стало известно, что Минэкономразвития внесло в Правительство законопроект «Об ограничении выбросов парниковых газов в атмосферный воздух» и предложило рассмотреть его на комиссии по законопроектной деятельности в приоритетном порядке.

Неоднозначная реакция профессионального сообщества по поводу Указа Президента № 666 от 4.11.2020 г., регулирующего выбросы парниковых газов до 2050 года, основана на обычной арифметике. В 1990 году уровень выбросов парниковых газов составлял 3110 млн. тонн СO2 (100%). Согласно данным национального доклада о кадастре антропогенных выбросов за период 1990 – 2018 гг., выбросы парниковых газов в России с учетом ЗИЗЛХ (землепользование, изменения в землепользовании и лесное хозяйство) в 2017 году снизились до 1564 млн. тонн СO2, что составило 51% от уровня 1990 года. Главным фактором сокращения стал спад в экономике и промышленном производстве, а не внедрение технологий энергоэффективности.

Эксперты подсчитали и перспективу, обозначенную в Указе – «обеспечить к 2030 году сокращение выбросов парниковых газов до 70% относительно уровня 1990 года», что составит 2177 млн. тонн СO2. Это означает, что для выполнения Указа Президента можно повышать уровень парниковых газов, что противоречит термину «сокращения выбросов», обозначенному в документе.

«То есть цель, которая поставлена Указом Президента– обеспечить 70% к 2030 году в сравнении с 1990 г. – предполагает, что мы до 2030 г. нарастим выбросы парниковых газов на 40%. Наверное, этот Указ является каким-то промежуточным документом на пути выработки климатической стратегии. Рынок, как говорится, нас поправит, потому что введение углеродного налога направлено на то, чтобы заставлять экспортеров из стран, которые не придерживаются жестких климатических целей, снижать выбросы, – отметил Дмитрий Боровиков, вице-президент по стратегии, управлению производственным портфелем и трейдингу ПАО «Фортум», выступая на дискуссии в МИА «Россия сегодня», посвященной перспективам развития «зеленой энергетики». – По различным оценкам, для наших экспортеров нужно примерно, на 100-120 млрд. кВт*ч зеленой электроэнергии больше, чем совокупно представлено в программах ДПМ ВИЭ 1.0 и 2.0. Это означает, что нашей стране нужно дополнительно до 40-50 ГВт зеленой электроэнергии. Откуда их взять? Это ключевой вопрос».
А что же в странах Евросоюза с выбросами парниковых газов? Страны Европы ставят цель к 2030 году достичь 60% выбросов относительно уровня 1990 года, а к 2050 году Евросоюз должен достичь углеродной нейтральности. Китай планирует достичь углеродной нейтральности к 2060 году, а США, по заявлению Джо Байдена, вернется в Парижское соглашение с амбициозными целями по снижению выбросов парниковых газов. Всего на ноябрь 2020 года 125 стран обозначили намерение выйти «на ноль» по выбросам к 2050 году. Совокупная доля этих стран в мировом ВВП составляет 50%. Цель Парижского соглашения – сдержать рост глобальной средней температуры на Земле в пределах 1,5-2 градусов – может быть достигнута за счёт реальных мер по снижению выбросов на пути к углеродной нейтральности. Россия же Указом Президента № 666 фактически делает дальнейшее повышение выбросов легитимным.
Согласно прогнозу проекта стратегии долгосрочного развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года, подготовленному Минэкономразвития, основным фактором роста выбросов будет являться дальнейшее экономическое развитие страны. При этом экономический рост может быть компенсирован «озеленением» российского энергобаланса через значительное увеличение доли ВИЭ, большим развитием энергоэффективности, развитием направления водородной энергетики, введением системы регулирования выбросов, стимулирующей бизнес к снижению выбросов. Но эти факторы компенсации выбросов не были учтены в прогнозе Минэкономразвития.

«В Указе используется формулировка «обеспечить к 2030 году сокращение выбросов парниковых газов до 70 % относительно уровня 1990 года», что можно понять двояко: как реальное сокращение на 70% или же всего на 30 %. Учитывая озвученный Россией ранее предварительный определяемый на национальном уровне вклад в глобальное реагирование на изменение климата, речь идёт, вероятно, о реальном сокращении выбросов всего на 30 % от уровня 1990 года к 2030 году, – выразило свою позицию российское отделение Greenpeасе на своем официальном сайте. – Несмотря на то что 200 тысяч человек и 36 организаций высказались за необходимость принятия Зелёного курса России, основной целью которого является достижение нуля выбросов к 2050 году и не более 40 % от уровня 1990 года (то есть от 1990 года уровень выбросов должен сократиться на 60 %), Президент подтвердил цель проекта Стратегии, даже сократив её на 3 %».

Руководитель климатического проекта российского отделения Greenpeace Василий Яблоков назвал этот подход «business-as-usual» или «климатической бездеятельностью», особенно после заявлений Китая, Японии и Южной Кореи, а ранее Европейского союза о достижении углеродной нейтральности, когда Россия не предпринимает необходимых шагов по декарбонизации экономики.

Как отметил директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики Алексей Жихарев, в проекте низкоуглеродного развития, разработанном Министерством экономического развития, не представлено каких-либо абмициозных целей, и до 2035 года наша экономика останется одной из самых углеродоемких в мире.

«Мы ожидаем, что Указ Президента позволит разработать еще один альтернативный сценарий, в котором будут поставлены более амбициозные цели, – отмечает Алексей Жихарев. – В настоящее время углеродный след российской энергетики хоть и расценивается как достаточно низкий, но все- таки уже выше, чем в Европе, а если принять во внимание планы Евросоюза, этот «рубикон» очень скоро мы перепрыгнем, и наша энергетика к 2035 году станет в 2 раза более углеродоемкой, чем европейская. А это, безусловно, негативный сигнал для инвесторов в национальную экономику».

Развитие возобновляемых источников энергии в России является одним из реальных механизмов достижения условий Парижского соглашения. Очевидно, что возобновляемая энергетика в том виде и объемах, которые сейчас проектируются во второй программе государственной поддержки отрасли, не позволит существенно изменить энергобаланс к 2035 году. Но даже увеличение доли ВИЭ до 3% в результате реализации программы ДПМ ВИЭ 2.0 нельзя недооценивать, так как развитие ВИЭ-генерации на оптовом рынке будет стимулировать развитие возобновляемой энергетики в других сегментах: на розничных рынках и в микророзничном сегменте, где большое значение будет иметь так называемый добровольный спрос на зелёные киловатты.

Новая Стратегии социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года будет разработана Правительством по Указу Президента. Остается надеяться, что в новой Стратегии будет поставлена более амбициозная цель по сокращению выбросов парниковых газов: в этом случае значимость роли сектора ВИЭ возрастет, причем, как с точки зрения снижения выбросов, так и существенного вклада в экономический рост страны.

Контакты:
123610, Москва, Краснопресненская набережная, д.12, подъезд 6, офис 1002.
Телефон: +7 (495) 115-10-34
Электронная почта: info@rreda.org

Контакты для СМИ:
Оксана Макеева,
руководитель по внешним коммуникациям АРВЭ
+7 (916) 451 76 19; +7 (913) 829 59 11 (Watsapp)
o.makeeva@rreda.org
pressa@rreda.org
Контакты:
  • Адрес: г. Москва, Краснопресненская набережная, д.12, подъезд 6, офис 1002.
  • электронная почта: info@rreda.org
  • Телефон: +7 (495) 115-10-34
  • Контакты для СМИ:
    Оксана Макеева,
    руководитель по внешним коммуникациям АРВЭ
    +7 (916) 451 76 19; +7 (913) 829 59 11 (Watsapp)
    o.makeeva@rreda.org
    pressa@rreda.org